Все Самое Лучшее Учащимся

А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги. Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1] , наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами. Под портретом мой друг мог бы написать: Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра.

Новеллы Сервантеса

Тот проявил блестящие способности, с успехом обучался в университете, случайно познакомившись и подружившись с капитаном пехоты доном Диего де Вальдивия, совершил в его обществе путешествие в Италию и Фландрию, затем, вернувшись в Испанию, получил степень лиценциата прав. Тут везение Томаса кончилось. В него влюбилась некая дама-куртизанка и, не добившись взаимности, пустила в ход приворотное зелье. Зелье оказалось ядовитым, и несчастный Томас едва не отправился на тот свет.

Другую группу «назидательных» новелл образуют «Сила крови», « Высокородная судомойка», «Цыганочка», «ревнивый эстремадурец». Первые три.

Перевод с испанского Б. Кржевского Стихи в переводе М. По художественной зрелости они не уступают знаменитому роману, и недаром они создавались в промежутке между написанием первой и второй его части. Популярность их велика, отзвуки их мы находим во множестве произведений более поздней европейской литературы. Новеллы Сервантеса менее сосредоточены на одном-единственном интересе сравнительно с новеллами Боккаччо.

Впечатления, которого Боккаччо достигает тремя-четырьмя новеллами, Сервантес добивается не выходя за пределы одной. В каждой своей новелле Сервантес затрагивает жизнь с разных ее углов и в разных ее измерениях, каждая новелла у Сервантеса представляет собой нечто многообъемлющее и универсальное. Разумеется, они не исчерпывают всех явлений этой жизни полностью и систематически. При таком способе изображения вся Испания угадывается, представляется нам по дороге от одной крайности к другой.

И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме[ ], он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана. Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

Оказавшись таким образом богатым и обеспеченным и поддавшись естественному для всякого человека желанию вернуться на родину, он решил пренебречь выгодными сделками, которые ему представлялись, покинул Перу, где он нажил свое состояние, перевел его в золотые и серебряные слитки, сдал их — во избежание неприятностей — по описи и поехал в Испанию.

Miguel de Cervantes Saavedra) -- великий испанский писатель. Сила крови. ревнивый эстремадурец. Высокородная Новелла о беседе. Подставная.

В нем с наибольшей силой выражены гуманистические идеи эпохи. Он принадлежал к идальгии и был сыном бедного лекаря. Недостаток средств помешал ему получить хорошее образование, но все же он окончил университет. Двадцати одного года Сервантес поступил на службу к папскому послу в Испании, кардиналу Аквавиве. Когда тот вернулся на родину, Сервантес поехал с ним в Италию.

После смерти кардинала он поступил солдатом в испанскую армию, действовавшую в Италии, вскоре был зачислен во флот и принял участие в битве при Лепанто , где храбро сражался и получил тяжелое увечье левой руки. В это время Сервантес женится. Доверив казенные деньги одному банкиру, сбежавшему с ними, Сервантес в г. Пять лет спустя он снова подвергается тюремному заключению по обвинению в денежных злоупотреблениях. Последние пятнадцать лет жизни Сервантес провел в большой нужде. Опубликование в г.

Незадолго до этого, в том же году, он издал сборник своих пьес, а перед тем, в г.

Вы точно человек?

Родители его были бедны, но дали ему хорошее воспитание. Юный Сервантес учился сначала в своем родном городе, потом в Мадриде и Саламанке, обратил на себя любознательностью и поэтическим талантом внимание учителей. Бедность заставила его искать счастья за границей. Кардинал Аквавива, приезжавший по поручению папы в Мадрид, взял его в свою службу.

Мигель де Сервантес Сааведра «Назидательные новеллы». ilustre fregona), Цыганочка (La Gitanilla) и ревнивый эстремадурец (El celoso estremeo).

Разумеется, они не исчерпывают всех явлений этой жизни полностью. Гибель Непобедимой армады явилась симптомом начинавшегося упадка Испании. Судьба Испании едва ли не сказочна. Испанская монархия Габсбургов, Испания Филиппа и его наследников не могла, не умела дать своему богатству производительное применение. Сами испанцы, свидетели того, как величие Испании переходило в упадок, правильно угадывали причину деградации своей страны.

По мнению этого писателя, Испанию погубило золото, вывозимое из Нового Света. В новеллах Сервантеса мы всюду ощущаем нравы и быт накопления, всюду видна власть денег, и, странным образом, мы нигде не замечаем господства буржуазии. Оно, разумеется, не остановило разложения дворянства, оно сделало его упадок необыкновенно торжественным.

Суть дела в том, что для Ренессанса в конечных его итогах одинаково губительными были и испанские, и английские условия. Ко времени Сервантеса положение изменилось:

«Новеллы Сервантеса»

В общем, рисуя редкие, но вполне возможные конфликты и случаи из жизни идальго и кабальеро, горожан, воинов, простолюдинов, своден, корсаров, заглядывая при случае в цыганский табор, воровской притон или даже сумасшедший дом, Сервантес дает картину нравов эпохи, не менее подробную и красочную, чем современные ему плутовские романы.

Но в то время как эти последние лишь разоблачают действительность, разрушая все иллюзии, и приходят к безысходно мрачному взгляду на жизнь, Сервантес, при его глубоко критическом отношении к действительности и наличии черт острой социальной сатиры, в общем все же отстаивает целостный и оптимистический подход к жизни, защищая положительные моральные ценности. В связи с этим он всегда на стороне молодого и искреннего чувства, отстаивающего свои права против всякого принуждения и общественных условностей.

Однако прямая реабилитация плоти и абсолютизирование инстинктов человеческой природы ему чужды. Точно так же Сервантес далек от идиллической беспечности или какого бы то ни было абстрактного утопизма.

Miguel de Cervantes Saavedra. Цыганочка.. ревнивый эстремадурец. Новелла о беседе собак.

ревнивый эстремадурец ревнивый эстремадурец Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось. И вот, когда флотилии судов пришло время отправляться в Тьеррафирме[ ], он сговорился с адмиралом, припас дорожные вещи и камышовую подстилку, погрузился на корабль в Кадисе, осенил крестным знамением берега Испании, и суда при общем ликовании распустивши паруса, под легким попутным ветром снялись с места, через несколько часов потеряли из виду землю и вышли на широкую, привольную гладь великого отца вод, Моря-Океана.

Наш путешественник погрузился в раздумье, припоминая все многочисленные и разнообразные бедствия, через которые он прошел за годы своих скитаний, и распущенность своего прошлого образа жизни; он строго отчитался перед собой и решил отныне изменить всю свою жизнь и совсем по-иному обходиться с тем достатком, который бог может послать ему в будущем, и гораздо скромнее, чем до сих пор, вести себя с женщинами.

Корабли чуть было не попали в полную тишь в то самое время, когда душевная буря терзала Фелипо де Каррисалеса таково было имя того, кто является героем настоящей повести. Но ветер подул снова и с такой силой налег на корабли, что никому не позволил остаться на своем месте; тем самым и Каррисалесу пришлось прервать свои размышления и отдать всего себя заботам, неразлучным с путешествием, которое завершилось вполне счастливо, так что без всяких бед и несчастий все прибыли в гавань города Картахены.

Оказавшись таким образом богатым и обеспеченным и поддавшись естественному для всякого человека желанию вернуться на родину, он решил пренебречь выгодными сделками, которые ему представлялись, покинул Перу, где он нажил свое состояние, перевел его в золотые и серебряные слитки, сдал их — во избежание неприятностей — по описи и поехал в Испанию. После высадки в Сан Лукаре он прибыл в Севилью, отягощенный годами и богатствами, получил в полной исправности свое добро и стал было разыскивать друзей, но все они вымерли; тогда он пожелал уехать на родину, хотя, правда, имел известия, что ни одного его родственника в живых уже не осталось.

Когда он отправлялся в Америку, бедным и нуждающимся, его одолевали разного рода заботы, не давая ему ни минуты покоя в самой пучине морской, но и теперь, на мирной суше, заботы донимали его по-прежнему, хотя и совсем по другой причине. Если раньше он не мог заснуть от бедности, то теперь не спал от богатства, ибо богатство для того, кто к нему не привык и не умеет им распоряжаться, не меньшее бремя, чем бедность для человека, которого она никогда не покидает.

Как сопутствуют хлопоты золоту, так неразлучны они и с неимением его; в одном случае помогает, если мы наживем себе некоторую его толику, в другом же — заботы только увеличиваются по мере того, чем больше мы приобретаем. Хранить их в чистом виде было крайне невыгодно, а держать дома — соблазн для попрошаек и приманка для грабителей. Поскольку в нем умерло всякое желание вернуться к беспокойному торговому делу и поскольку ему казалось, что при его возрасте ему с избытком хватит денег на жизнь, он хотел уехать на родину, принести ей в дань свое состояние и прожить там в мире и покое остаток своих лет, посвящая себя богу но мере сил, ибо земным делам он уделил больше, чем следовало.

Но он учел при этом крайнюю нищету своей родины и великую бедность своих земляков; поехать туда — значило превратить себя в мишень всех тех неприятностей, которыми обычно докучают бедняки богатым соседям, особенно же когда поблизости нет никого, к кому можно было бы обратиться со своими нуждами.

ревнивый эстремадурец

Стихотворные переводы - Михаил Лозинский. Несколько лет тому назад из одного эстремадурского селения уехал идальго, сын благородных родителей, который, подобно блудному сыну, расточал свои дни и имущество в различных городах Испании, Италии и Фландрии; наконец, после долгих скитаний когда родители его уже умерли, а деньги были прожиты он очутился в великом городе Севилье, где нашел более чем удобный случай окончательно спустить то немногое, что у него еще оставалось. Увидев себя без денег и почти без друзей, он прибегнул к средству, к которому прибегают многие другие прометавшиеся люди этого города, а именно к поездке в Америку - пристанище и убежище для людей, потерявших последние надежды в Испании, спасение для бунтарей, вольный рай для убийц, укромное и удобное место для игроков, которых люди, сведущие в этом деле, называют"сиертос" , великий соблазн для распутных женщин, а вообще мало кому помогающее средство.

Исследователи обнаружили в бумагах Сервантеса упоминания о второй части «Галатеи», о новеллах «Неделя в саду», «Обман глаз» и других.

Прозаическое наследие Сервантеса составляют следующие произведения: Об этом корпусе произведений я скажу кратко на последующих страницах. Но, прежде чем приступать к этим вопросам, мне бы хотелось сделать несколько предварительных замечаний. Действительно, во времена Сервантеса были еще живы имперские идеалы Лепанто, г.

Сервантес всегда будет помнить о своем участии в этом героическом сражении. Но при этом он застал и начало упадка испанской монархии г. Сервантес жил в эпоху, переходную и для истории, и для литературы так, например, профессионализация театра в — гг. И второе замечание, после которого мы перейдем к проблеме повествования: Сервантес обладает способностью придавать оригинальный оттенок, оставлять отпечаток своей личности во всех литературных жанрах и поджанрах, к которым обращается.

Итак, Комедия говорит следующее: , . Он естественным образом использует жанровые модели, которые ему предлагает литература его времени. Что касается нарративных жанров, в. Сервантес будет работать, более или менее отдаляясь от канона, во всех этих жанрах, как мы сейчас убедимся, причем всегда добавляя к изобретенному, то есть оставляя отпечаток своей писательской оригинальности, и осознание этого было причиной его гордости.

Книга Назидательные новеллы. Содержание - ревнивый эстремадурец

Обычно их подразделяют на две группы: Первые были самыми популярными новеллами в то время. К ним относят следующие новеллы:

Электронная книга Назидательные новеллы - Мигель де Сааведра Сервантес всегда открыта к прочтению онлайн. К тому же на нашем сайте вы.

Комментарии Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги.

Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги , наверное, Навигация с клавиатуры:

Мигель де Сервантес Сааведра «ревнивый эстремадурец»

В эпоху Возрождения между отдельными странами существовал весьма оживленный культурный обмен, - так, Италия, раньше других стран пережившая свой Ренессанс, во многих отношениях была учителем для Испании времен Сервантеса, сам Сервантес как писатель был многим обязан итальянской литературе. Тем не менее Ренессанс в каждой из европейских стран отличался значительной национальной самобытностью, и опытом чужой национальной культуры обыкновенно пользовались не во вред собственному своеобразию, но ради укрепления его.

Сервантес был писателем, испробовавшим почти все роды литературы: Островского, пасторальный роман -"Галатея" , роман авантюрный и по стилю своему условный, возвышенно-идеальный -"Персилес и Сихизмунда" , новеллу -"Назидательные новеллы" Размах и разнообразие творчества Сервантеса воспроизводят общие качества и свойства, присущие этой эпохе испанской литературы, отличавшейся удивительным богатством и разнообразием литературных форм.

Что же касается его главного творения - романа"Дон Кихот" часть - , часть - , то в нем слились в одно самые разнородные течения испанской повествовательной прозы, не говоря уже о лирической поэзии, тоже получившей место в романе, и о косвенном воздействии на него театра1.

Новелла Сервантеса «ревнивый эстремадурец» разворачивается по канонам адюльтерной истории в духе Боккаччо. летний.

Пролог к читателю Мне очень хотелось бы, любезнейший читатель, обойтись по возможности без всякого пролога, потому что предисловие, написанное мною для"Дон Кихота", прошло не настолько гладко, чтобы оставить во мне желание повторять недавний опыт. А во всем виноват один мой приятель, из числа тех, которых в течение жизни я приобретал скорее своим характером, чем литературным даром. Что бы ему стоило, в самом деле как это у нас в обычае и в порядке , нарисовать или выгравировать меня на первом листе этой книги.

Тем более, что знаменитый дон Хуан де Хауреги [1], наверное, предоставил бы ему для этой цели мой портрет. Этим он удовлетворил бы и мое самолюбие и любопытство лиц, интересующихся тем, каковы черты и какова внешность человека, дерзающего всенародно, на площади мира, выступать со своими бесконечными замыслами. Под портретом мой друг мог бы написать: Зовут его в просторечии Мигель де Сервантес Сааведра. Не один год служил он солдатом и пять с половиной лет провел в плену, где успел научиться терпеливо сносить несчастия.

В морской битве при Лепанто выстрелом из аркебузы у него была искалечена рука, и хотя увечье это кажется иным безобразным, в его глазах оно - прекрасно, ибо он получил его в одной из самых знаменитых битв, которые были известны в минувшие века и которые могут случиться в будущем, сражаясь под победными знаменами сына"Грозы войн" [3] - блаженной памяти Карла .

Если бы мой друг, на которого я сейчас жалуюсь, не смог припомнить обо мне ничего, кроме только что приведенных сведений, то я сам охотно бы собрал о себе дюжину-другую справок и сообщил ему их по секрету, а он прославил бы потом повсюду мое имя и превознес мое дарование. И в самом деле, думать, будто подобного рода восхваления содержат только строгую истину, - большое заблуждение, ибо ни для осуждения, ни для похвал не существует никакой твердой мерки.

Поскольку удобный случай уже упущен и я остался, так сказать, без образа и подобия, мне остается прибегнуть к своему собственному языку, и хоть я вообще и заикаюсь, но правду я буду говорить без запинки, к тому же для того, чтобы выразить ее, достаточно бывает даже знаков. Вот почему я и заявляю тебе уже не в первый, а во второй раз , любезный читатель, что тебе ни в коем случае не удастся подцепить мои Новеллы на удочку, потому что ты не найдешь в них для этого ни головы, ни ног, ни туловища или еще чего-нибудь в том же роде; я хочу этим сказать, что любовные дела, которые там иногда изображаются, до такой степени приличны и согласованы с христианским образом мыслей, что не могут навести на другую мысль неосмотрительного или щепетильного читателя.

Миге́ль де Серва́нтес Сааве́дра